Рус Укр Eng

Пресса о нас

13.11.2014

Бйорн Гельдхоф: Не важно, нравится ли украинцам современное искусство - они жаждут знаний

Выставку работ номинантов Future Generation Art Prize, которая на днях открылась в Pinchuk Art Centre, можно считать неплохой зарядкой для ума. Современное искусство здесь традиционно выходит за рамки, ломает стереотипы, немного шокирует, сильно удивляет, но главное – подталкивает к размышлениям.

В одном зале мыльные пузыри кубинского художника Адриана Мелиса – это своеобразный способ показать безнадежность протестов рабочих. В другом – китаец Хэ Сяньюй размышляет над накопленной человечеством мудростью посредством инсталляции с позолоченными зубами. Все работы созданы за несколько месяцев эксклюзивно для Pinchuk Art Centre.

В этом году на премию в 100 тыс. долларов претендует 21 художник из 17 стран. Но создателем выставки по праву также можно считать куратора и заместителя арт-директора центра Бйорна Гельдхофа.

INSIDER поговорил с куратором о номинантах этого года, эпатажности современного искусства, политических перформансах и украинской публике.

- Какими были критерии отбора шорт-листа Future Generation Art Prize в этом году? Ведь изначально было подано 5,5 тысячи заявок.

 - Критерии очень простые. Художник должен быть моложе 35 лет. Это все.

- Как тогда удалось отобрать 21 номинанта из такого количества желающих?

 - Наш первый критерий, как я уже сказал, – это возраст. Если художнику до 35 лет, из какой страны мира бы он ни был, кем бы он ни был – мы приветствуем его. Если вы думаете, что вы художник – вы желанный участник.

Первый раз (на первую премию, - ред.) к нам поступило более 6 тысяч заявок. И все думали, что они художники (улыбается, - ред.).

Во второй раз все было радикально иначе, потому что люди поняли, каков уровень премии. Мы распространяли информацию с помощью партнерских платформ во всем мире. Коммуникация была налажена, и даже люди, которые никогда не слышали об Украине, узнали, что существует такая премия. Так мы получили много заявок от профессиональных художников высокого уровня.

В этом году, когда поступило 5568 заявок, первое, что сделал я, – изучил их все, чтобы осуществить первичный отбор. Я руководствовался не моими личными предпочтениями, а критериями профессионального опыта. Если опыт есть – художник попал в список. Если его нет, но работы интересны – заявка успешна. Если тема действительно интересна – тоже. 

Потом все заявки рассматривают семь членов отборочного комитета. Я – один из членов комитета, остальные шесть назначает жюри, чтобы обеспечить независимость отбора. Они просматривают материалы дома и голосуют. Задание – не выбрать двадцатку, а отдать голос за каждого художника, чьи работы стоит обсудить. Это открытая система. Наше правило таково: каждый участник, у которого более трех голосов, достоин обсуждения.

Инсталляция Адриана Мелиса "Сила рабочего класса".

Потом все члены комитета собираются в Украине и два дня подряд обсуждают, интересны ли работы, актуальны ли они в текущем контексте. По каждой у нас есть семь мнений. И тогда нам нужно найти консенсус. Если мы его достигли – значит, у нас есть шорт-лист.

- Предполагаю, что вы не скажете, какая работа из представленных на выставке, – ваша любимая. Но, может быть, расскажете, какие из них могут быть необычными для украинцев?

 - Одна из особенностей этой выставки, которую вы обязательно отметите: каждая из работ волнующая. Многие вплотную соотносятся с украинским контекстом. Например, работа Карлоса Мотты: он сделал краткое исследование гомосексуальности в Украине. Эта тема близка стране и ее обществу. Понравится ли зрителям – я не знаю. Но она важна.

С другой стороны, если посмотреть на работу Джона Рафмана, который обращается к теме "праздного шатания” людей в интернете, - это тоже близко и понятно Украине. Потому что многие люди здесь все время он-лайн и все время заняты.

Все работы, которые вы увидите на выставке, - косвенно, а иногда и напрямую имеют отношение к Украине и ее истории. Эта экспозиция уникальна. Во время подготовки мы обсуждали с художниками, каким будет ее контекст. Это, конечно, не предметная выставка, но благодаря дискуссиям много непрямых намеков скрыто в работах.

Виктор Пинчук, Бйорн Гельдхоф и художник Маурицио Лимон на открытии выставки номинантов Future Generation Art Prize-2014.

Сейчас увидеть эту выставку в Украине – фантастично и радикально. Потому что над экспозицией работал 21 молодой художник из разных стран, каждый из которых по-своему отобразил в ней отношение в мире к украинской ситуации. Конечно, они не делают этого прямо, потому что это было бы дерзко и самоуверенно.

Украинские художники – Никита Кадан и Жанна Кадырова, могут, конечно, говорить об этом прямо, потому что они здесь живут и были частью событий. Но для художника из Чили или Анголы странно будет автоматически включать такой контекст в работу.

Но это стоит сделать, задав тему для размышлений, непрямо обратившись к происходящему. Если смотришь в корень – сможешь это понять.

- Идея художницы из Чили Пилар Кинтерос - воссоздать из картона фонтан на майдане Незалежности, который стоял там до 2001 года - принадлежит ей? (15 ноября "фонтан" появится на Майдане, после чего художница уничтожит его).

 - Конечно, это была ее идея. В своих работах она всегда восстанавливает какие-то элементы в городском пространстве. Она уже делала это у себя в Чили неоднократно. Например, когда там произошло землетрясение, она восстановила часть музея.

Когда она получила возможность приехать сюда, мы говорили с ней о том, чтобы продолжить эту работу. Мы дали ей много информации о городе, и она даже провела собственное исследование. И, конечно, Майдан в тот момент был частью обсуждения. Пилар обнаружила, что до 2001 года там стоял фонтан. Он был очень красивым, гранитным, но со странной историей. Сами посудите: гранитный фонтан переехал в другой город! (в село Буки Киевской области, - ред.). Это было нечто, что сразу осталось в сознании. Были, конечно, другие идеи, но эта - самая острая и соответствует характеру выставки.

Художница Пилар Кинтерос работает над элементами будущего "фонтана".

- Каковы шансы украинских художников Никиты Кадана и Жанны Кадыровой на получение премии? Что вы думаете об их работах?

 - Шансы примерно один из 21 (смеется, - ред.).

У всех равные шансы. Жанна Кадырова попала в шорт-лист автоматически (как обладатель премии PinchukArtCentre 2013, - ред.). Никиту Кадана выбрали из 5,5 тысячи художников. Он получил поддержку и веру, что его работа очень хорошая. Если посмотрите на их работы – они на одном уровне со всеми остальными, и этот уровень высок.

Думаю, что и Никита, и Жанна сделали новый шаг. На каждой выставке я говорю, что нахожусь под впечатлением от их творений. Удивительно, как они растут, их работы стали более развитыми. Еще на выставке “Страх и надежда” они оба показали, что могут сделать в этой ситуации. Работа Жанны - это эксперимент по форме, но в то же время она глубоко связана с недавней историей Украины (Кадырова представила инсталляцию из фотографий Киева, над которыми провели эксперименты с кислотами, она называется "Опыт", - ред.).

А работа Никиты очень тесно связана с ситуацией в Донецке. Он просто ее воссоздал. Но при этом расширил контекст (Кадан обращается к теме разрушения музеев на Востоке, обустроив разрушенную комнату после бомбежки. Инсталляция называется "Запомнить момент, когда рассказ был прерван").

Инсталляция Никиты Кадана "Запомнить момент, когда рассказ был прерван" на выставке Future Generation Art Prize-2014.

Вообще из-за всего, что произошло, украинские художники обрели новую актуальность. Они поняли, что у них есть функция и роль, и приняли ее.

- Многие арт-менеджеры утверждают, что цена на произведения украинских художников в мире возросла из-за повышенного интереса к Украине в целом. Можно ли говорить о том, что трагические события, в том числе война на Востоке, открыли новые возможности для украинского искусства?

- Не война открыла художников миру, а последовательная работа.

Если вы вспомните, то многие из украинских художников были уже известны до событий, начавшихся в ноябре 2013-го и продолжающихся до сих пор. Люди уже видели их работы, мы представили их за границей, открыли для них “окно”, инвестировали.

Конечно, контекст таков, что все больше людей интересуется происходящим здесь. Но если произведения художников не на должном уровне, интерес исчезнет в течение года.

Но я могу сказать, что молодое поколение сейчас очень сильно. Они быстро развиваются, поэтому интерес к ним будет постоянным. А что происходит на рынке, то происходит на рынке. Это я не буду комментировать.

- Почему в этом году вы решили активно использовать для выставки городское пространство за пределами PinchukArtCentre?

- Я думаю, что для каждой организации, подобной нам, важно привлекать общество. Мы уже не первый раз выходим на улицу, в том числе и в рамках Future Generation Art Prize. Это для нас важно. Не всегда просто, но важно. И этот раз является особенным, потому что мы успешно сотрудничаем с мэрией города, она решила поддержать проекты, над которыми мы работаем в публичном пространстве. Если я не ошибаюсь, впервые у нас есть такая поддержка.

Особые проекты этого года – фонтан Пилар Кинтерос и проект группы перформансистов из Израиля Public movement, которые покажут невероятный перформанс на очень символической улице (Майдане, - ред.), ставшей точкой отсчета для студентов в самом начале протестов. Художники приехали сюда, будут осуществлять задуманное, они обсудили с нами свои планы и хотят сделать работу, имеющую отношение к ситуации.

Поэтому для любой институции это фантастическая возможность – мы хотим говорить, общаться, вовлекать общество. И я думаю, что это как раз то, что делает искусство – говорит с людьми. Заставляет их изменить свое мнение. С этой точки зрения такая работа – часть нашей миссии.

- Вы уже много лет работаете в Киеве и, наверное, успели отметить для себя, всегда ли понятны украинцам произведения современного искусства, перформансы?

- На первой выставке, над которой я работал здесь – "Сексуальность и трансцендентность", была работа Пола Маккарти. Все возненавидели ту работу (видео Пола Маккарти "Мясо моряка", на котором художник в женском парике имитировал половой акт с куском мяса, - ред.). Она была провокативной, никто не хотел говорить о ней. Поэтому я решил обсудить ее с общественностью. Не смотря на то, что люди ненавидели ее, они пришли – хотели ее понять.

Я думаю, в этом весь фокус. Не важно, нравится украинцам современное искусство или нет. Здесь, в Украине, важно другое: люди жаждут знаний. Поэтому они придут, будут задавать вопросы о работе и будут критичными, даже очень. Но они вернутся, если серьезно ответить на их вопросы.

С этой точки зрения мы можем показывать здесь, в Украине, все виды современного искусства. Но мы должны взять на себя ответственность говорить об искусстве.

На первой выставке Future Generation Art Prize у нас экспонировался чан со "святой водой". Никто не понял, о чем работа. Очень сложно было объяснить. Уверен, что если мы покажем ее еще раз – сами люди объяснят ее значение мне и глубоко вникнут в ее суть. Мы не должны недооценивать украинскую публику.

Работа Карлоса Мотты.

- Как вы относитесь к политическим перформансам? Например, к выступлениям Петра Павленского?

- То, что произошло с Павленским, – важно. Ситуация демонстрирует критическое отношение в России. Здесь важна сама способность к критическому мышлению в обществе.

В Украине оно всегда присутствовало. Удивительно, как за время существования независимой Украины даже в искусстве критическое мышление всегда было его частью. В России увидеть это гораздо сложнее. И как раз перформанс, о котором вы говорите, обращается к этой проблеме и возвращает вопрос на повестку дня.

- Но в обществе отношение к подобным акциям неоднозначно: многие считают, что Павленский уже пересек черту между политикой и искусством.

Художники всегда пересекают черту. Они это делают, и они должны это делать. Они должны катализировать процессы. Иногда им нужно быть провокативными - не ради самой провокации, а используя ее как инструмент активизации критического мышления, о котором я сказал ранее. В некоторых обществах и политических ситуациях такие цели важнее, чем какие-либо другие.

 -  Какие черты в искусстве будущего вы можете выделить и предвидеть? Оно обязательно должно быть провокативным, шокирующим?

 - У искусства будущего нет основных характеристик. И уж тем более тех, которые определяют кураторы. Искусство создается творцами. Кураторы следуют за ними.

Я не смогу предсказать, что произойдет завтра. Но вызов, который я вижу в будущем, – онлайн-реальность становится все более весомой. Эту тенденцию можно увидеть в работах на выставке – тема проходит нитью почти сквозь всю экспозицию. Это вызов также для музеев, потому что мы должны по-другому работать с искусством. И мы обязаны дать возможность художникам использовать ее разными способами. Речь здесь не о провокативности.

 - Вы говорите о весомости онлайн-жизни для современного общества и, вследствие этого, - для искусства. Почему тогда у вас нет аккаунта вFacebook?

 - Я "динозавр" (смеется, - ред.). На самом деле, мне не нравится тратить время на него, а времени он отнимает много. Смотрю на людей, которые все время он-лайн, – я успею прочитать пару хороших книг за это время. И поступать так мне больше по душе. Кроме того, в Facebook занимаются личным брэндированием. А мне не нужно создавать себе брэнд. Мне это не интересно – чистая трата времени. Я, конечно, использую электронную почту – не совсем же я "динозавр" в этом плане.

Если есть Facebook, есть причина волноваться. Кроме того, когда я со своими друзьями делаю что-то сумасшедшее в Бельгии, я не хочу, чтобы это видели все – я же использую его как профессиональный инструмент. В этом случае очень размыта грань между личным и публичным.

Экспозиция американско-бельгийской художницы Сесиль Б. Эванс предполагает общение с ее виртуальным героем – Филом – через аккаунт в Facebook. Я буду разговаривать с Филом несколько месяцев, и для этого мне придется зайти на Facebook с компьютера.

Потом я свою страницу снова закрою (Сесиль собрала данные и воспоминания о погибшем актере Филиппе Сеймуре Хоффмане и создала виртуального героя, который может общаться через Facebook или Twitter с посетителями выставки, - ред.).

Работа Сесиль Б. Эванс на выставке Future Generation Art Prize-2014.

- Патроны Future Generation Art Prize - Демиэн Херст, Такаши Мураками, Джефф Кунс и Андреас Гурски предоставили свои работы для новой выставки. Приедут ли они в Киев на церемонию награждения?

 - Мы еще не знаем. Важно, что они до сих пор поддерживают эту премию, их работы представлены на этой выставке, они публично говорят от имени премии. С самого начала было важно придать вес премии, показать, что это долгосрочный проект. До сих пор они всем интересуются и являются членами совета.

- У номинантов не было опасений, связанных с ситуацией в Украине? Побоялся ли кто-то из участников приезжать?

 - Не думаю, что кто-то боялся приезжать, так как они все здесь. Конечно, то, что произошло в стране, и происходит сейчас, обсуждалось. Все принимают во внимание ситуацию. Это не означает, что влияние событий на работы художников прямое. Однако они стали элементом, который косвенно отображен в выставке.

- Можете назвать новые имена в украинском искусстве? Кто из художников мог бы получить приглашение сделать выставку вPinchukArtCentre в ближайшем будущем?

- Каждый может получить такое приглашение. У нас есть инструмент, который называется "премия ПинчукАртЦентра". Это важный инструмент для украинского искусства. Многие хотят показать свои произведения у нас. Мы просматриваем работы и делаем это со всей серьезностью. Мы стараемся посещать студии, общаться с художниками. Мы делаем много выставок с украинскими художниками – для этого существует платформа PAC UA. То, что мы сделали в прошлом году в рамках этой платформы, впечатляет.

Как вы можете показать свою работу? Будьте активными, создавайте, удостоверьтесь, что мы ее увидели, подавайте заявку на премию, пришлите свое портфолио.

- Какие правила куратора нельзя нарушать?

 - Ты всегда должен быть гибким. И иметь открытое мышление. И если это тебе удалось – тогда ты можешь дать огромную поддержку художникам. Удалось все время быть открытым – это и есть ключ. Думаю, это правило, которое я не буду нарушать.

Источник: theinsider.ua
Автор: Татьяна Ушинина
Share |

Вернуться к списку статей

Видео

RSS Все видео
19.02.2019

3-й Украинский ланч в Мюнхене

31.01.2019

Украинский завтрак в Давосе

14.07.2018

Сюжет про 11-ый Форум стипендиальных программ

14.07.2018

Сюжет об 11-м Форуме стипендиальных программ

Страницы 1 2 3 4 5 ... из 5
 

Новости

RSS Все новости

Фонд Виктора Пинчука начинает 14-й конкурс стипендиальной программы «Завтра.UA»

16.10.2019

16 октября 2019 года Фонд Виктора Пинчука начал 14-й открытый конкурс стипендиальной программы «Завтра.UA». Общенациональная программа поддержки талантливой молодежи призвана способствовать формированию нового поколения интеллектуальной и деловой элиты страны, которая станет генератором будущих изменений.

Фонд Виктора Пинчука приобрел квартиры для 24-х украинских моряков, освобожденных из российского плена

02.10.2019

2 октября 2019, в г. Одесса Елена и Виктор Пинчук вручили сертификаты на права собственности на квартиры 24-м украинским морякам, которые недавно были освобождены из российского плена и вернулись в Украину. В июне текущего года бизнесмен и филантроп Виктор Пинчук поддержал инициативу Президента Украины Владимира Зеленского по обеспечению жильем 24-х военнопленных украинских моряков и взял на себя обязательство приобрести для них квартиры в г. Одесса или пригороде.

16-я Ежегодная встреча Ялтинской Европейской Стратегии (YES): главные тезисы второго дня

15.09.2019

Премьер-министр Алексей Гончарук открыл второй день 16-й Ежегодной встречи Ялтинской Европейской Стратегии (YES), объявив амбициозные планы для Украины

Страницы 1 2 3 4 5 ... из 5
Создание и поддержка сайта: Креативное агентство «Арт Депо»