Рус Укр Eng

Интервью и статьи

19.03.2008

Интервью изданию Flash Art

Крис Шарп

Украинский коллекционер, бизнесмен, бывший политик и филантроп Виктор Пинчук является крупнейшим коллекционером в странах бывшего Советского Союза и, естественно, в Украине. Его Фонд, который работает в таких областях, как здравоохранение с акцентом на создание неонатальних центров, образование, создание Киевской школы экономики и др., вносит огромный вклад в модернизацию страны. Фонд Виктора Пинчука, который выступал спонсором украинского павильона на двух последних Венецианских Биеннале, в 2006 г. в Киеве открыл PinchukArtCentre. В октябре 2007 г. центр отметил свою первую годовщину тематической выставкой Reflection, на которой были представлены новые приобретения коллекции - работы как западных, так и восточно-европейских художников: Джефф Кунс, Дэмьен Хирст, Такаши Мураками, Энтони Гормли, Андреас Гурски, а также Олег Кулик, Илья Чичкан и "Синие носы" и Олег Тистол.

Крис Шарп: Вы недавно отметили первую годовщину PinchukArtCentre. Почему Вы выбрали именно это место для создания Вашего центра? Виктор Пинчук: Изначально у меня были другие планы, речь шла об "Арсенале" (военно-исторический комплекс в Киеве). Мы выиграли открытый тендер на приватизацию этого здания и получили право переоборудовать его в центр современного искусства. Но в ноябре 2004 г. произошла Оранжевая революция и у победителей были другие планы в отношении "Арсенала". Они хотели создать что-то наподобие украинского Лувра или Эрмитажа, и поскольку эта партия находилась у власти, у меня это здание отобрали, естественно, незаконно, что в это время практиковалось повсеместно. У меня было три выхода из создавшейся ситуации: бороться за это здание, так как действия против меня были незаконными, полностью забыть об этом проекте, и третье решение, которое я принял после Венецианского биеннале в 2005 г., поскольку все меня спрашивали о нахождении моей коллекции, когда я вернулся в Украину после биеннале - найти новое помещение. Я остановился на третьем решении. Я хотел сделать что-то новое. Идея приобрести это помещение у нас появилась в июне, а в сентябре мы ее реализовали. Естественно, не все было очень гладко, поскольку это помещение не является идеальным решением. Но затем мы увлеклись, вроде как заразились вирусом, и приобрели другие помещения в этом здании.

КШ: То есть Вы планируете расширяться?
ВП: Да, например, пространство, в котором выставлена работа Энтони Гормли Blind Light (2007), находится в новом помещении Центра. Совсем недавно мы приобрели дополнительные площади. Для следующей выставки мы добавим примерно 300-400 кв. метров в этом здании, которое находится в самом центре столицы, и в этом смысле его местоположение является очень удобным для туристов и местных жителей. Это культурная столица Украины. За один год мы превратили офисы, которые находились в этом здании, в современное пространство для демонстрации произведений современного искусства.

КШ: Когда Николя Буррио стал Вашим консультантом?
ВП:
Примерно в 2004 г. Участие в Венецианском биеннале - это его идея. Действительно, он сыграл огромную роль в развитии этого Центра и даже в моем образовании и развитии всего проекта. Изначально возникла идея создания коллекции и выставки произведений современного украинского искусства. Именно в этот момент он помог мне понять, что если я хочу продвигать украинское искусство, необходимо выходить на международный уровень. Так возникла идея участия в Биеннале.

КШ: Таким образом, идея создания Центра заключается в представлении международного искусства в Украине и создании своего рода импортно-экспортного обмена?
ВП: Естественно. Если мы хотим продвигать своих художников за рубежом, мы должны показывать произведения иностранных художников у нас. Это как в торговле. Если вы хотите что-то продать, вы должны что-то купить. Но здесь по-другому. Это не торговля. Речь идет о культурном обмене, что намного сложнее, который использует подобную идеологию и стратегию. И я думаю, что это работает. Даже на нашей первой выставке, которая прошла год тому назад, были представлены работы в соотношении 50/50 (зарубежные и украинские художники). Затем мы провели шоу-выставку с участием молодых, неизвестных или только недавно заявивших о себе украинских и американских художников под названием "Generations". Этот опыт был очень интересным и полезным. Меня он очень обрадовал.

КШ: Раньше Вы коллекционировали работы модернистов, даже русских импрессионистов. Но после открытия Центра, который является одним из направлений благотворительной деятельности по "модернизации" Украины, кажется, Ваши вкусы в искусстве поменялись. Вы стали приверженцем современного искусства и, как я слышал, начали посещать студии художников и сами приобретать работы. Как Вы объясните эти изменения?
ВП:
Примерно 14 лет тому назад я начал создавать свою коллекцию, и моим первым наставником был известный музыкант Владимир Спиваков, который имел большую коллекцию произведений русских импрессионистов. Он меня многому научил и подарил мне многие работы. Постепенно я увлекся этим искусством и приобрел много произведений, в основном в Москве, а также в Лондоне, Париже и даже в Нью-Йорке. Примерно за 10 лет я собрал довольно приличную частную коллекцию произведений русского и украинского искусства этого периода. Затем я решил поделиться своими приобретениями с украинской публикой. Но когда мне пришла в голову эта мысль, я спросил себя - что же может заинтересовать украинского зрителя, что является наиболее важным для него сегодня. В это время это не было мое пристрастие или хобби - просто идея, что это будет лучше для общества. Изначально речь шла о двух совершенно разных проектах - с одной стороны, моя частная коллекция, а с другой - создание центра современного украинского искусства, что, по моему мнению, должно было стать интересным и полезным для общества. Мы провели симпозиум, множество дискуссий за круглым столом с художниками и другими профессионалами мира искусства и пришли к выводу о необходимости и важности создания центра. При помощи украинских консультантов мы начали приобретать работы, которые мне иногда нравились, а иногда нет. Но это в данный момент не имело значения - процесс пошел. Мы провели 2 или 3 крупных выставки в различных помещениях, в том числе и в "Арсенале". Затем мы начали размышлять о стратегии и поняли, что нам необходимо выходить на международный уровень. Постепенно я все больше лично вовлекался в этот проект.

КШ: Возможно, причиной тому являются работы конкретных художников?
ВП: К этому времени мы приобрели работы Олафюра Элиассона. Томаса Руфа, Ксавье Вейана, Сары Моррис, Карстена Холера, Филиппа Парено, Карстена Николаи и др. Они меня очень заинтересовали.

КШ: Именно в этот период Вы начали посещать студии художников?
ВП: Да. Этот очень естественный прогресс. Для меня большим преимуществом является личное знакомство с художниками, это значительно упрощает пополнение моей коллекции и делает ее более интересной. Лично знать художников, посещать их студии, слышать, что они говорят о своих работах - это вызывает особые чувства. И изменяет ваше отношение к произведениям.

КШ: Вы видели коллекцию Франсуа Пино во время Вашего пребывания в Венеции? Что Вы о ней думаете?
ВП: Да, естественно, я ее посетил. Я видел обе инсталляции. Первая "Where Are We Going?" и более поздняя "Sequence". Для меня это очень важно. Пино и Palazzo Grassi - вот примеры для подражания, по крайней мере, в мысленном представлении. Конечно, у нас совершенно разные стратегии, ниши, но коллекции и деятельность в общем касаются 21-го века. Для Центра мы будем делать акцент на художниках моего поколения и моложе. Естественно, мне нравится Уорхол и Сай Твомбли, помимо многих других, но я не думаю, что создание коллекции произведений этих художников будет успешным сейчас - для них это слишком поздно. Я думаю, мы должны работать с новым поколением. Современное искусство 21-го века - вот наша ниша.

КШ: Какие планы у PinchukArtCentre на будущее?
ВП: Мы приобрели дополнительные помещения и, возможно, к открытию новой выставки некоторые из них они будут готовы. Возможно, мы разделим здание на две части - одна будет предназначена для постоянно действующей выставки произведений из коллекции, а другая - для временных выставок. Наша стратегическая мечта на будущее - создать новый музей современного искусства. Мы хотим построить музей на реке, в центральной части города, но на реке. Земельный участок мы уже купили.

КШ: Наверное, Вы уже знаете имя архитектора?
ВП: Да, но пока я вам его не скажу.

Источник: Flash Art
Share |

Вернуться к списку статей

Создание и поддержка сайта: Креативное агентство «Арт Депо»